Егор Борисов: холод можно превращать в электроэнергию

Комментарии Общество и политика, Рекомендуем

Просмотров: 97

В ближайшее время Якутия не только может стать центром добычи алмазов, золота и нефти, но и внести серьезный вклад в развитие отечественной науки. В республике планируется совместно с РАН создать центр климатических испытаний, где различные материалы будут подвергаться тестированию на хладостойкость; продолжить работу над превращением энергии холода в электричество и изучением останков доисторических животных.
Глава Якутии Егор Борисов рассказал в интервью ТАСС, в чем необходимость создания всемирного центра изучения мамонта, с концепцией которого он недавно знакомил президента, какую роль в решении экологических проблем республики и страны в целом может сыграть актер Леонардо Ди Каприо и как жители Якутии намерены прославить борца Виктора Лебедева, все-таки попавшего на Олимпиаду в Рио.
— На недавней встрече с Владимиром Путиным вы поднимали вопрос создания в Якутии центра изучения мамонтов. Какие цели у этого проекта?
— Недра Якутии — природные кладовые, где на протяжении двух последних столетий находят не только останки мамонтов, но и других животных ледникового периода: доисторических бизонов, лошадей, пещерных львов и носорогов. Благодаря многолетней мерзлоте, эти находки дошли до нас в очень хорошем состоянии.
Более того, в Якутии есть целые кладбища, где захоронены останки сотен мамонтов. До наших дней дошли не только скелеты, но и шкуры, мясо и кровь вымерших животных — тот генетический материал, который теоретически позволит при помощи генной инженерии воссоздать мамонта. Сейчас эта идея кажется нереальной, но она витает в воздухе, ею занимаются ученые.

Также создание центра изучения мамонта позволит ученым более детально исследовать тот огромный массив информации, который несет в себе данные о геологической эпохе, ландшафтах, климате. Это позволит нам ответить на вопросы об эволюции, экологической адаптации видов, их морфологических особенностях. Интерес к этой теме проявляют не только российские ученые, но и специалисты из Кореи, Франции, Японии. Но я считаю, что все наработки должны быть сконцентрированы в одних руках, руках российских ученых, которые активно работают над изучением палеонтологических останков доисторической флоры и фауны. Создание в Якутске мирового центра изучения мамонтов решит и этот вопрос. Не говорю, что мы вообще не будем привлекать к работе иностранных специалистов, мы их привлекаем и сейчас, но у них ограниченный доступ к палеонтологической информации.

Предложение построить в Якутии всемирный центр мамонта было направлено в адрес президента РФ Владимира Путина. Он его поддержал, сейчас этот вопрос рассматривается на уровне правительства.

— На каком этапе находится разработка концепции создания центра?

— Разработанный проект концепции всемирного центра мамонта включает в себя международный институт научных исследований в области археологии и палеонтологии с хранилищем уникальных экспонатов, выставку мамонтов и других ископаемых, интерактивную палеозону как для детей, так и для взрослых, экспозицию наглядных палеонтологических и археологических раскопок.

Сейчас в республике уже есть специальный институт изучения мамонтов. Есть также и музей мамонта, в котором выставлен скелет животного, собранный на 95% из костей, найденных в Якутии. Второго такого экземпляра нет ни в одном музее мира. В других музеях представлены скелеты мамонтов, которые были созданы из костей разных животных, привезенных из различных уголков мира.

Создание всемирного центра изучения мамонта в Якутии позволит объединить уже существующие в республике объекты под одной крышей. Также дополнительно будут созданы криохранилище и фондохранилище, лабораторный комплекс для научно-исследовательских работ, библиотека, конференц-залы, расширен музейно-выставочный комплекс.

Есть ряд проблем с финансированием этого проекта, но так как Якутия была инициатором создания центра изучения мамонта, мы готовы вкладывать в него деньги, заниматься разработкой программы развития центра, составлять планы научных исследований.

— Как можно использовать уникальные погодные условия Якутии в научных и экономических целях?

— Холод — это уникальное явление, которое может хранить многие вещи долгие-долгие годы. Сегодня мы построили единственное в России криохранилище, которое используем для хранения исчезающих видов растений. В будущем можно говорить об увеличении этого фонда. Благодаря холоду и вечной мерзлоте, содержание криохранилища практически не требует дополнительных энергозатрат.

Говоря о будущих проектах, Якутия может стать площадкой испытания любых материалов на холодостойкость. Особенно это актуально для авиастроения, где металлы тестируются при температурах до минус 50-60 градусов по Цельсию. Длительные низкие температуры в течение года в Якутии не редкость, и это позволит проводить натурные испытания для сертификации материалов с минимумом затрат. В рамках этой работы совместно с Российской академией наук мы планируем создать центр климатических испытаний со всей необходимой инфраструктурой.

Не стоит забывать, что холод тоже может быть источником энергии. И сегодня надо подумать о технологиях, которые позволят нам холод превращать в другой вид энергии, например в электроэнергию.

— В Якутии есть ученые, которые занимаются подобными разработками? Расскажите подробнее про этот проект.

— Это больше гипотеза, чем реальный проект. Но у нас уже есть разработки, которые позволяют превращать энергию холода в электричество. Проводятся эксперименты, хотя они пока не представлены в промышленном освоении.

Большое внимание в республике уделяют и исследованиям в области глобального потепления. Так как вся Якутия расположена в зоне вечной мерзлоты, нам особенно важно знать, как глобальное потепление будет сказываться на мерзлоте. Эта проблема сейчас изучается на острове Самойловский, где по инициативе президента построена российско-германская научная станция.

— Проблемами глобального потепления обеспокоен и актер Леонардо Ди Каприо. Якутский “Оскар” для кинозвезды был передан для того, чтобы обратить его внимание на экологические проблемы региона?

— Ди Каприо заинтересовал жителей Якутии как хороший артист, человек с собственным взглядом, умением привлекать внимание людей к глобальным проблемам и предлагать нестандартные выходы из ситуации.  Якутский “Оскар” он получил прежде всего за свой актерский талант.

Но я наблюдаю за его публикациями в Instagram и вижу, что большое внимание он уделяет экологии. Получив наш “Оскар”, Ди Каприо обратил внимание на Якутию и был приятно удивлен, что в нашем регионе следят за его карьерой и жизнью. После этого я официально пригласил киноактера на национальный праздник Ысыах. К сожалению, получили от него ответ с деликатным отказом.

Но я считаю, что наша поддержка Ди Каприо как актера позволит привлечь его внимание и к России в борьбе с глобальным потеплением.

— Как в республике идет работа по привлечению инвестиций в регион?

— За семь лет мы привлекли 1,5 трлн руб. инвестиций в республику. В 2015-м было освоено 200 млрд руб. инвестиций, а в этом году, с учетом строительства газопровода “Сила Сибири”, будет освоено 300 млрд руб. Мы прогнозируем такой объем.

— То есть рост инвестиций связан только с реализацией крупного инвестиционного проекта?

— Конечно. Но и другие проекты позволяют республике наращивать инвестиционный портфель. Большую роль в этом сыграла диверсификация экономики. Раньше Якутия являлась в основном горнодобывающей республикой, но разрабатывая стратегию развития региона до 2020 года, мы поняли, что развивать только горнодобывающую отрасль — это тупиковый путь. Начиная с 2008 года мы начали осваивать и другие направления, в том числе нефтегазовое.

По экономическим законам, если инвестиции составляют треть от объема ВВП региона, то такой регион считается развивающимся. Эту пропорцию мы выдерживаем, а значит, по этой оценке являемся развивающимся субъектом. Вообще Якутия очень привлекательна для инвесторов, в отличие от других регионов у нас очень много полезных ископаемых. Мы добываем алмазы, золото, уголь, нефть, газ, олово и так далее. При этом привлекая зарубежных инвесторов, мы сохраняем за собой контроль в проектах.

Сегодня Якутия пытается соответствовать общероссийской повестке: совместно с Минфином работаем над тем, чтобы увеличить продажи переработанной продукции в общей доле продаж добытого сырья. Кроме этого, я дал поручение до конца года разработать в республике стратегию поддержки предприятий малого и среднего бизнеса.

Сейчас для поддержки малого и среднего бизнеса в регионе создана территория опережающего развития (ТОР) “Кангалассы”. Это единственная ТОР в России, где резидентами выступают только предприятия малого и среднего бизнеса. Предполагается, что приоритетом стратегии развития Якутии до 2030 года станет поддержка малого и среднего предпринимательства, способного решать социальные проблемы, обеспечивать жителей Якутии рабочими местами и зарплатой.

— Какую нишу малый и средний бизнес может занимать в республике, с учетом того, что в Якутии реализуются в основном крупные проекты, которые не по силам мелким предпринимателям?

— Особенность Якутии заключается в том, что у нас из-за внушительных территорий, отсутствия развитой транспортной сети имеются большие ограничения по отгрузке товаров. Мы можем начать собирать машины или какие-то другие крупные товары, но мы не сможем конкурировать с другими регионами по продажам, потому что поставлять нашу продукцию за пределы республики в отсутствие дорожной инфраструктуры — это дополнительные расходы. Поэтому мы вынуждены искать производства, которые малозатратны при сбыте продукции.

Это, в первую очередь, ювелирная промышленность, которая является для нас традиционной. Очень хорошо стали работать на мировом рынке наши компании в сфере IT-технологий, которые производят и анимационные фильмы, и программы. Спрос на этот продукт есть даже на американском рынке. Будем развивать и другие виды производств, которые требуют интеллектуального труда и могут быть реализованы в пределах республики или при минимальных затратах за ее пределами.

Одним из всех основных направлений для малого и среднего бизнеса может стать и сельское хозяйство. У нас оно уникальное, никто в мире в условиях вечной мерзлоты не развивает агропромышленный комплекс, а мы выращиваем зерновые, овощи, картофель, занимаемся скотоводством. Мы будем более активно помогать овощеводству и животноводству в Якутии, тем более что в этом комплексе максимально задействовано коренное население.

— Какая из двух китайских компаний, с которыми сейчас ведутся переговоры, будет строить мостовой переход через реку Лена? Какова окончательная стоимость проекта?

— В реализации проекта заинтересованы две китайские госкорпорации: SinohydroCorporation, дочерняя компания PowerChina, и Китайская железнодорожная строительная корпорация (CRCC) в лице “дочек” — Мостового инженерного бюро и Китайской государственной инженерной строительной корпорации (CCECC).

Сейчас стороны проводят работу по сбору и обработке информации, полученной как во время визита в Якутию, так и в процессе последующей дистанционной работы, — рассматриваются варианты технических решений и укрупненные расчеты по реализации проекта мостового перехода через реку Лена в районе Якутска. На данный момент о конкретной стоимости проекта говорить рано, поскольку она напрямую будет зависеть от технических решений, к которым придут российская и китайская стороны по итогам переговорных процессов. Эти переговоры еще идут. Достигнута договоренность о продолжении диалога в рамках второго Восточного экономического форума в сентябре.

Мы предполагаем, что в этом году будет завершена работа по выбору финансовой модели и выбран инвестор, в 2017 году мы начнем разрабатывать проект, в 2018-м — строить переход, чтобы в 2022-м ввести его в эксплуатацию.

Мостовой переход через Лену имеет большое значение для республики, так как он позволит создать транспортно-логистический комплекс вокруг Якутска. На левом берегу Лены сегодня сходятся три федеральные дороги, несколько крупных республиканских автодорог, подходит железная дорога, на этой же стороне расположены международный аэропорт и речной порт. Переправить все грузы на правый берег Лены, особенно с учетом планируемого роста грузооборота, без мостового перехода будет очень сложно. Также при наличии мостового перехода мы сможем начать осваивать месторождения, доступ к которым сейчас затруднен, и частично решить проблему с северным завозом.

— Можно говорить, что ввод в эксплуатацию мостового перехода через Лену решит вопрос северного завоза в республике в долгосрочной перспективе?

— К сожалению, нет. Мост полностью эту проблему не решит, но существенно облегчит нам работу в этом вопросе. Сейчас в круглогодичном режиме для нас недоступно 60% территории Якутии, где нет альтернативы северному завозу. Ввод в эксплуатацию мостового перехода через Лену позволит получить нам круглогодичный доступ к 20% от объема недоступных территорий. Но туда не попадает береговая зона Северного Ледовитого океана.

— Будут ли привлечены китайские инвесторы к разработке олова на месторождении “Ручей Тирехтях”? Какая доля “Янолова” может быть продана китайским партнерам — можно ли говорить о переходе контроля в компании китайцам?

— Правительство Якутии рассматривает различные варианты привлечения инвестиций в реализацию инвестиционных проектов на территории республики, в том числе и с участием китайских партнеров.

В 2015 году в ходе очередного российско-китайского ЭКСПО в Харбине компания РИК заключила соглашение с Хэйлунцзянской главной компанией по развитию экономики и технологий, которое предполагает участие китайского партнера в добыче россыпного олова на месторождении “Ручей Тирехтях” в Усть-Янском районе. Эта же компания рассматривает и варианты вхождения в “Янолово”; оценку эффективности таких вложений проводят международные консультанты. Но окончательное решение будет за правительством Якутии.

Мы пока не выбрали ту или иную позицию. Но понимаем, что нам нужно создать в республике конкурентную среду, чтобы месторождения были более привлекательными для инвесторов.

— Насколько интересны китайским партнерам инвестиции в Алданский НПЗ?

— По результатам взаимодействия с инвестиционным фондом “Юньцзинь” на презентации инвестиционного потенциала Республики Саха в посольстве КНР в Москве было сообщено о предварительной заинтересованности CNPC в проекте строительства Алданского НПЗ.

Напомню, что проект завода с годовым объемом переработки нефти 2 млн т и глубиной переработки до 95% реализует республиканская нефтекомпания “Туймаада-нефть”. Планируется, что предприятие будет выпускать битум, автобензин, дизельное, реактивное, судовое топливо, серу и сжиженный газ. Оценочный объем инвестиций в завод — почти 130,4 млрд руб.

Нефть на завод планируется поставлять по ВСТО с нефтяной оторочки Чаяндинского месторождения, Таас-Юряхского и Иреляхского месторождений, а также нефть лицензионных участков, разрабатываемых “Тумаада-нефтью”, — Мухтинского и Бирюкского. Также сырье на Алданский НПЗ может поставлять и Иркутская нефтяная компания – предварительная договоренность с руководством этой компании уже достигнута.

Сейчас разработаны обоснование инвестиций в строительство НПЗ, декларация о намерениях, проведены общественные слушания, выделен земельный участок, проект Алданского НПЗ зарегистрирован в Минэнерго РФ. В результате реализации проекта будет создано около 1 тыс. рабочих мест.

— В какую сумму обойдется модернизация Жатайского ССЗ? Какова будет мощность завода по итогам модернизации? Какие суда будут строиться на верфи?

— Общий объем инвестиций в модернизацию судостроительного завода составляет 5,76 млрд руб. Из них 4,11 млрд руб. бюджетного финансирования предполагается предусмотреть в рамках проекта новой редакции госпрограммы развития Арктической зоны до 2020 года и на дальнейшую перспективу. Еще 750 млн руб. на финансирование разработки проектно-сметной документации объектов капстроительства верфи будет выделено Корпорацией развития Якутии. Финансирование со стороны инвесторов составит 894,5 млн руб.

В результате модернизации завода мы получим высокотехнологичную судоверфь, способную выпускать десять речных судов различной номенклатуры в год и ремонтировать до шести судов ежегодно.

— Начал ли регион работать над документами для создания ТОР в Южной Якутии? Есть ли уже понимание того, кто будет якорным резидентом территории?

— Создание ТОР в Южной Якутии — новый проект республики, который мы планируем представить на ВЭФ. Главная задача новой ТОР — сформировать крупный промышленный центр глубокой переработки природных ресурсов. Это переработка урановой руды Эльконского месторождения, которое начал разрабатывать АО “Эльконский горно-металлургический комбинат”, апатитов Селигдарского месторождения, считающегося самым крупным в мире, увеличение объемов добычи и обогащения угла Инаглинского ГОКа, а также добыча и переработка нефти и газа в Олекминском районе. Есть идея создать в этой ТОР и лесоперерабатывающий комплекс.

Корпорация развития Южной Якутии сейчас ведет подготовительные работы для создания ТОР в этом регионе. В рамках ВЭФ мы посмотрим, насколько бизнес заинтересован в создании новой территории опережающего развития, и уже на основании этого будем принимать решение о подаче документов в Минвостокразвития о создании новой ТОР.

— Почему в этом году Якутия презентует на ВЭФ-2016 меньше проектов, чем  в прошлом?

— Уменьшение количества презентаций не связано с какими-то негативными причинами. В этом году мы планируем представить всего 18 инвестиционных проектов, среди которых — проект мостового перехода через реку Лену, ТОР в Южной Якутии, создание парка высоких технологий ITPark, комплексный проект реконструкции и модернизации Жатайского судоремонтно-судостроительного завода. Будут предлагаться и проекты, связанные с освоением месторождений Якутии, и, в частности, с Тарынским месторождением золота, проект компании “СахаПетрол” по добыче и переработке нефти на территории Якутии.

Последний проект очень важен для Якутии тем, что республика ежегодно потребляет 2 млн т топлива, которое попадает к нам, проехав почти через всю страну. Это большие и неоправданные затраты, учитывая, что мы можем сами производить нефтепродукты и обеспечивать ими республику и избежать колоссальных транспортных расходов.

Кроме того, в этот раз мы будем предлагать новые проекты, связанные с развитием малого и среднего бизнеса. Это развитие гостиничного комплекса, рыночного комплекса, продовольственного рынка.

Конечно, наши экспозиции также будут представлены на фестивале “Улицы Дальнего Востока”, который пройдет в рамках ВЭФ. Благодаря нашим ювелирным компаниям, алмазо- и золотодобывающим компаниям, которые будут представлять Якутию, мы на всех фестивалях и выставках смотримся очень достойно. Нам будет, чем удивить участников форума и в этот раз.

— Рассматривается ли возможность оказания региональной господдержки авиакомпании “Якутия”? 

— Республика поддерживает авиакомпанию “Якутия” как стратегического республиканского авиаперевозчика. Сейчас мы работаем над увеличением уставного капитала компании на 2,9 млрд руб. за счет средств регионального бюджета, чтобы снизить долговую нагрузку компании и повысить ее финансовую устойчивость.

Кроме того, принято решение создать авиационный холдинг на базе авиакомпаний “Якутия” и “Полярные авиалинии”, что позволит повысить конкурентоспособность региона и транспортную доступность населения как республики, так и Дальневосточного федерального округа в целом. При этом объединение авиакомпаний не отразится на сокращении маршрутной сети. Наоборот, будет более эффективная совместная работа на местных маршрутах, повышение безопасности и регулярности полетов.

— Как вы оцениваете активность населения в вопросе получения “дальневосточных гектаров”?

— Сегодня у нас нет ажиотажа вокруг получения “дальневосточного гектара”, но мы надеемся, что со временем активность появится.

Тем не менее по количеству поданных через Федеральную систему “НаДальнийВосток.рф” заявлений республика занимает третье место после Приморского и Хабаровского края. Всего за время приема заявок, с 1 июня, по республике нами зарегистрировано более 2 тыс. обращений на получение земли.

Более того, мы решили воспользоваться программой предоставления “дальневосточного гектара”, чтобы поддержать наши личные подсобные хозяйства и фермеров. По этому решению все жители республики, которые берут “гектары” для развития личных подсобных хозяйств, будут получать в дополнение еще 2,5 га от республики.

— На днях в республике завершился Международный якутский кинофестиваль. Кто принял в нем участие и какие картины были представлены?

— Начну с того, что сейчас в Якутии настоящий кинобум: жители с удовольствием смотрят картины самых разных жанров. При правительстве республики даже создан Совет по развитию киноиндустрии. В регионе начата модернизация Государственной национальной кинокомпании “Сахафильм” — в этом году в рамках работы выделено 70 млн руб. из бюджета на приобретение киносъемочного, монтажного оборудования и спецтранспорта. Также нам удалось объединить в одну систему новые и уже существующие не первый год кинотеатры.

Сейчас в регионе работает 18 кинотеатров, в том числе восемь частных и девять государственно-муниципальных. Три кинозала в Верхневилюйском, Амгинском, Усть-Алданском улусах получат новое оборудование почти на 15 млн руб., которые Якутия выиграла в федеральном конкурсе Фонда кино. Кроме того, впервые для “Сахафильма” по программе целевой подготовки двое молодых людей из Якутии стали студентами ВГИКа.

Активность наших зрителей не могла остаться незамеченной, и она привлекла внимание кинолюбителей из других регионов России и даже из-за границы. С 17 по 21 августа в Якутске прошел очередной IV Якутский международный кинофестиваль, главной темой которого стала национальная культура в современном мире.

Традиционно все фильмы фестиваля были разделены на две номинации: документальное кино и игровое. Соревновались  фильмы из Франции, Швеции, Финляндии, Колумбии, Южной Кореи, Кыргызстана, Казахстана и из множества регионов России. Главный приз фестиваля — “Золотые снежные очки” — безоговорочно присудили фильму режиссера Костаса Марсана Мой убийца”. Это первая полнометражная якутская картина в жанре детектива, экранизация повести Егора Неймохова “Тайна озера Сайсары”. Фильм основан на реальных событиях, съемки проводились в Якутске и в поселке Усть-Нера Оймяконского района, где находится крупный горнообогатительный золотодобывающий комбинат.

— Могут ли такие драматические события, как, например, мытарства якутского борца Виктора Лебедева и все-таки включение его в состав олимпийской сборной, со временем войти в устный эпос Олонхо, который является нематериальным наследием ЮНЕСКО?

— По-моему, история про Виктора Лебедева уже есть в эпосе Олонхо. Таких героев мы всегда воспеваем и прославляем. Он сумел выдержать, достойно перенести все напасти, связанные с его попаданием в список олимпийской сборной, и добиться справедливости. Безусловно, он достоин того, чтобы его история попала не только в Олонхо, но и в романы, пьесы и кинематограф. Ему нужно отдать должное.

За выступлением Виктора в Рио 19 августа следила вся республика. Многие наши болельщики улетели в Рио-де-Жанейро, а те, кто остался на родине, смогли посмотреть выступление Лебедева в прямой трансляции в спорткомплексе “Дохсун” в Якутске. Я тоже был среди болельщиков. Вместе мы переживали за него, поддерживали как могли. К сожалению,  удача была не на нашей стороне. Но Виктор, прошедший через многие испытания, все равно с честью представлял свой народ и свою страну на самых престижных соревнованиях планеты.

Источник:  ТАСС

 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *